May 12th, 2010

Новости гайдарианы.

Марек Домбровски


Я лично несколько раз писал об ошибках, допущенных в начале девяностых в бывшем СССР и в России как при Горбачеве, так и при Ельцине, - из-за которых экономический переход занял больше времени и был, возможно, более болезненным, чем если бы этих ошибок не было. Под ошибками я имел в виду, например, запоздалую и замедленную либерализацию цен и объединение валютного курса; недостаток административной демонополизации многочисленных горизонтально объединенных производственных организаций, оставшихся со времен плановой экономики; слишком поздний распад рублевой зоны и неспособность Центрального банка России в 1991-1993 гг. контролировать денежное предложение. Тем не менее, надо отдать должное команде Гайдара и ему самому: они с самого начала знали об этих проблемах, но у них были серьезные политические ограничения, которые оставляли им мало пространства для маневра. Политэкономические условия рыночных реформ в России были гораздо сложнее, чем в Прибалтике, Чехии или Польше. Кроме того, всегда проще критиковать апостериори, пользуясь преимуществом ретроспективы, чем планировать радикальные политические шаги с нуля, особенно если приходится вступать на неизведанные территории. Ни один из критиков Гайдара в начале девяностых не мог предложить лучшего варианта. Так называемые «альтернативы» выдавали в популистской манере желаемое за действительное, вместо того чтобы предложить некий последовательный и реалистичный проект, который помог бы российской экономике преодолеть катастрофический коллапс 1989-1991 гг.

http://www.polit.ru/analytics/2010/05/11/gajdar.html

Арсений Рогинский
О возможностях Евросоюза повлиять на внутриполитический процесс в России говорил за "круглым столом" у Андреаса Шоккенхофа и Арсений Рогинский, председатель правления международного правозащитного общества "Мемориал". Со свойственной ему прямотой и лаконичностью Рогинский процитировал высказывание Егора Гайдара на встрече с одним авторитетным немецким политиком, который несколько лет назад приезжал в Москву и спрашивал, что может сделать Германия для укрепления прав человека в России. Гайдар ответил ему: "Пока цены на нефть такие, вы ничего не можете сделать".
http://www.dw-world.de/dw/article/0,,5563697,00.html